вторник, 17 июля 2007 г.

Re: О спорах...

А стоит ли спорить?Насколько все же приятнее поговорить о нюансах отношений между полами, нежели о политике. Тем более, если оппонент — остроумная барышня (ах, да! Чуть не забыл: красивая, во-первыхwink), а не мужчина, то и дело демонстрирующий истерические реакции.

Так вот, на сей раз поводом "ответа Чемберлену" послужил отрывок из не написаннй (?) повести, представленный давеча Татьяной Соломатиной "К вопросу о спорах...".

Для начала о том, насколько обосновано мнение об авторе, как о заядлой спорщицеsmile. Не вижу в этом ничего предосудительного, но, как говаривал mr. Holmse: "Элементарно, Ватсон". Не нужно быть Фрейдом, чтобы заметить, что неточности восприятия и трактовки, как правило, "вскрывают" глубинные механизмы поведенческих реакций.

А таких неточностей в диалогах с Татьяной я бы насчитал немало и свидетельствуют они именно о склонности к спору. Как причудливо человеческое сознание: можно не заметить четверти пропущенных букв (и почувствовать "единство" с автором), а можно ошибиться в одной гласной, неверно прочитать слово — и усмотреть в предложении вызов...

Справедливости ради: вышесказанное, разумеется, относится к виртуальному персонажу Ta-Sha, а не к Татьяне, с которой я и не знаком-то лично. Вполне возможно, что это вообще издержки быстропечатания и скорочтения. Хотя я не был бы удивлен, если бы оказалось, что Татьяна и "в реале" подчас поспешна в реакцияхwink.

Вернемся к "К вопросу о спорах...", однако.

Почему, если математик, то обязательно вульгарный материалист, а если филоософ, то заведомо не способный даже падение камня описать, не говоря уже о полете самолета?

По моему скромному мнению, это сильно не соответствует действительности. Математики, возможно, наиболее склонны к идеализму среди всей естественно-научной братии, а философов, незнакомых с естествознанием, нужно просто убивать на месте, из рогатки. Как минимум — моральноass.

Аристотель и Кант интересны, хотя учитывать, что их философии построены на основе естественнонаучных представлений своего времени, тоже не помешает. Но игра ума современного философа, прибегающего к идеализму для объяснения работы электродвигателя, механизмов наследования и эволюционной теории ничего кроме сожаления не вызывает.

"Естественник", отказывающийся признать существование непознанного — смешон. "Философ", прибегающий к созданию логических конструкций только чтобы прикрыть собственную некомпетентность — жалок.

Персонажи фрагмента (что математик, что философ) достаточно карикатурны. И когда я впервые читал их диалог (а это было около полугода тому назад, вне контекста повести ), то испытывал затруднения в поиске хотя бы десятка слов для "типа рецензии".

Другое дело, тот же диалог в присутствии Маши, симпатичного персонажа, главным достоинстом которого (в сравнении с двумя другими) является естественность. Данное качество, однако, не являтся ни продуктом ума или образованности, ни лени или невежества.

Можно построить изящную философию, использовав в качестве "краеугольного камня" наблюдение И. П. Павлова о том, что единственное, что нас интересует — это наше собственное эмоциональное состояние, и считать, что твоя естественность — результат напряженной работы мысли.

А можно прожить в согласии с собственной естественностью пол жизни, затем впасть в какие-нибудь пагубные заблуждения (ибо сон разума таки порождает чудовищ), и лишиться и естественности, и чего-нибудь еще в придачу.

Ни образование не является препятствием естественности, ни глупость — гарантией ее наличия.

Ну, не повезло Маше со знакомыми: оба они имели несчастье сочетать в себе наличие знания (о качестве последнего умолчим, пожалуй) с отсутствием минимально необходимых навыков общения с противоположным полом. Да и со своим собственным, предполагаю. Во всяком случае диалог их не содержит ничего, что выдавало бы в них интересных собеседников. Как "игроки в бисер" они — никудышние, как индивиды (согласимся с тем, что индивидуальность определяется отнюдь не только искусностью в "игре в бисер") — не интересны.

"Спасает положение" Маша, которая, к счастью, не только естественна, но ещё и наблюдательна, и остроумна. Интересно именно столкновение естественного с рассудочным в ходе которого выясняется, что разум "забыл" включить своего же "носителя" (со всеми его обезьяньими особенностями) в конструируемую картину мира.

А вы как думали?Мораль: выражаем сочувствие Маше, приветствуем её пропаганду естественности и рекомендуем следующий раз в качестве фона для этого попробовать пейзаж, натюрморт или, например, наших "братьев меньших". Кошечек там, собачек. Потому как парочка из Математика и Философа в качестве фона ничем не лучше, а повторение будет и вовсе неуместно.

2 комментария:

Татьяна Соломатина комментирует...

Собственно говоря диалог М и Ф намеренно гротескный. ;) :)) Ты бы ещё знал, как они заканчивают! :)))) Но, повесть не моя - я лишь "литературный негр". Кошечки и собачки не всем помогают ;) Некоторые настолько "окитаены", что, спустись Господь с небес и скажи: "Петя, ты мудак!" - они спишут это на чрезмерное употребление алкоголя. Ах, как несчастны собачки, живущие с Математиками и Философами в "очищенном" виде. Что до скорости реакций - люблю старый анекдот. Сидят старый опытный кадровик и новичок. Старый спрашивает:
- Ну что там?
- Да вот - распечатал целую пачку новых резюме.
- Давай сюда, - и - фигак! - половину в "лапшерезку"
- Вы что! Там же могли быть опытные специалисты!
- Нам неудачники не нужны!

:)))

Спасибо. :)

Владимир Попов комментирует...

диалог М и Ф намеренно гротескный
Догадываюсь. Только, боюсь, догадывающихся - меньшинство. Жалко тех, которые подумают, что путь к сердцу Маши лежит через отказ от использования серого вещества в принципе. Впрочем, будем надеяться, что среди твоих читателей в меньшинстве будут как раз последние.

А анекдот этот я тоже люблю. Только заметь: в "лапшерезку" пошла половина резюме. И это при том, что уже имел место отбор неудачников (если под таковыми понимать тех, кто ищет работу посредством рассылки резюме). Так что старик был достаточно рационален в своих действиях. И ничуть не поспешен ;-)