среда, 22 апреля 2009 г.

"Пиратская бухта"

А я думаю...В данном случае "Ответ Чемберлену" не несёт даже тени полемики. Статья Сергея Голубева действительно хороша. Возможно, меня особенно порадовало то, что этот текст принадлежит именно Сергею, но это уже — личноеsmile.

Вставлю и я "свои пять копеек"...

Вот, чего не люблю в Сети, так это массовых проявлений некомпетентности. Умных и знающих всегда меньше, чем хотелось бы, но только в Сети некомпетентность выглядит действительно массовой. Сеть — поражающий воображение источник информации и безымянных подчас составителей всяческих википедий, энтузиастов перевода и просто умниц, нашедших возможность и время поделиться чем-то полезным, надо бы благодарить всем миром. Но сколько же рядом мусора — неизбежного атрибута Homo, вооружённого клавиатурой IBM PC...

Тема "копирайта" — не исключение. Юридически вопрос достаточно сложен, особенно, если принять во внимание различия в законодательстве разных стран. В рамках юриспруденции (а как прикажете рассматривать судебный прецедент, послуживший "отправной точкой" статьи?) следовало бы оценивать решение шведского суда, да, быть может, "прикинуть" случай к законодательству отечественному. Но, в нашей ли это компетенции? Явно — нет. И Сергей использует единственную для данного ресурса приемлемую позицию: рассматривает этот самый прецедент с точки зрения здравого смысла и, по возможности, без набивших оскомину стереотипов.

По-моему — неплохо. Мне, во всяком случае, понравилось. Даже захотелось "подыграть"...wink

Прежде всего, нужно, наверное, отметить, что в статье (и в последовавшем обсуждении) говорилось о копировании как произведений искусства (кавычки опускаю, хотя чаще они более, чем уместны), так и программного обеспечения. Авторское право большинства стран действительно применяет и к первому, и ко второму один подход. Что, на мой взгляд, не всегда справедливо...

Мне кажется, было так: пока товар был материальным, всё было... более-менее. Хотя и тогда имело место пиратство в форме заимствования (мягко выражаясь) технических и дизайнерских решений. Реакцией на таковое стало патентное право, которое, с одной стороны, должно было защитить интересы тех, кто действительно творит, изобретает, разрабатывает, придумывает, но, с другой, открыло дорогу достаточно очевидным злоупотреблениям.

Во-первых, обладателями патентов очень быстро стали юридические лица, а не собственно авторы (читай: субъекты прежде всего бизнеса, а не творчества). А, во-вторых, заманчивым оказалось патентовать не те решения, которые которые обеспечивали конкурентноспособность своего товара, а те, которые ограничивали повышение конкурентноспособности товаров прочих участников рынка. Примеров, когда патент становился препятствием на пути НТП или оружием в юридической борьбе за денежные знаки — "пруд пруди".

Но, повторюсь, пока речь щла о преимущественно материальном товаре, всё было... более-менее. И ни при чём здесь услуги, которые всегда были, есть и будут особой формой товара. Никакого отношения ни так называемая "интеллектуальная собственность", ни авторское право к услугам не имеют.

Ситуация существенно меняется, когда товаром становится нечто "не вполне" материальное: текст, изображение, идея, программа.

Вполне обоснованными выглядели претензии Марка Твена к издателям: если вы зарабатываете на том, что я написал, то хоть что-то вы должны мне заплатить? Оправданной также выглядит цена крупных программных проектов: в их создании принимало участие множество людей и всем им как-то нужно существовать. А вот претензии некой фирмы, основывающиеся на том, что она обладает патентом, на "способ чего-то-делания" уже могут вызвать недоумение. Особенно, если не фирма этот способ придумала, да и способ-то... И не стыдно им такое патентовать?

Не стыдно, что и не удивительно, если вспомнить, что речь идёт уже вовсе не о писателях, изобретателях или программистах, а о субъектах бизнеса, которые за 400% прибыли (если верить Марксу) готовы на что угодно. Давно уже не числю себя в марксистах, но наблюдение — верное. Вопрос "как нам нашу идею запатентовать" постепенно трансформируется в "а что бы нам ещё запатентовать, чтобы ловчее денег срубить".

Теперь учтём стремящуюся к нулю стоимость копирования... и что мы имеем? Между автором и потребителем возникает посредник, подчас весьма "сквозь пальцы" рассматривающий права авторов, но "стоящий насмерть" за свои права перед потребителем или конкурентом. С какой стати авторское право защищает Sony, MGM или MicroSoft?

Можно, конечно, сказать, что "любой продукт стоит денег", но при чём здесь авторское право? Элементарный купеческий принцип "я вам это продаю — значит деньги за это вы должны мне", зачем-то подменяется неким принципом движения интеллектуальной собственности, который в переводе на человеческий язык звучит как "все, кто воспользуется тем, что сказал некто Х, по определению должны мне, поскольку я когда-то, как-то присвоил право на использование этого высказывания".

Вот только в то, что некие гипотетические экономисты (а, тем более, под эгидой государства) что-то такое придумают, чтобы "разрулить" ситуацию, я как-то мало верю. Вон, рок-музыканты как-то выступили с требованием ограничить аппетиты звукозаписывающих компаний, установив максимальную стоимость CD где-то на уровне двух долларов, Стивен Кинг выложил очередной роман в Сети с символической, в общем-то, ценой, нет-нет, да и разместит какой-нибудь R&B-шник свою "нетленку" на общедоступном ресурсе. О движении FOSS я даже не говорю.

Что ни говори, а таки "шара — не канает". Затраты на интеллектуальную деятельность общество вынуждено компенсировать: слишком велико нынче значение этой деятельности. И с каждым новым десятилетием будет только увеличиваться. А существующие механизмы настолько далеки от Fair Share (справедливое распределение), что изменения явно требуются.

Комментариев нет: