понедельник, 11 апреля 2022 г.

Цинично о национализме...


«С кем поведёшься — от того и наберёшься», как говорится... А поскольку Путин никак не хочет последовать совету нашого улюбленного митця, то слышать бред, который он регулярно воспроизводит ртом — приходится. Точнее было бы квалифицировать этот бред как нацизм, но что такое нацизм, как не национализм, отягощённый имперским синдромом? Смыслов там нет: всё что не наше — фашизм, всё наше — лучшее (совершенно безосновательное утверждение, но сейчас речь не об этом), кругом враги и даже Богородица — «простая русская девушка», etc... Так что поговорить я хочу о национализме, главным проводником которого в Украине является, безусловно, Путин. Во-первых, он регулярно демонстрирует, что никакого иного представления о мире, кроме как о месте противоборства наций не существует, а, во-вторых, вот уже чуть не десяток лет является такой «занозой в заднице» практически для всех проживающих в Украине, что они [проживающие] таки начинают ощущать себя одной нацией.   

Что же... Нужно признать, что успехи в этом направлении у ВВХ налицо. Если ещё 20 лет назад имя Степана Банеры было почти нарицательным, а на последних парламентских выборах партии, осмеливающиеся называть себя националистическими,  не преодолели проходной барьер, то теперь Бандеру читают и цитируют («человеконенавистнического» в его текстах оказалось, кстати, много меньше, чем в словоблудии Путина или вещании ОРТ), «Слава нації / Смерть ворогам» стало приветствием почти повсеместным, а президент-еврей, избранный (чего уж греха таить) преимущественно обывателями, поминает украинскую нацию чуть не в каждом третьем предложении. Историю украинского национализма преподают добропорядочные матроны, а Бандеру, того и гляди, будут изучать в школе. Вот, например...

И как же к этому относиться «безродному космополиту», коим я, скорее всего, являюсь? Нет, мои бабка с дедом бежали на Донбасс от голодомора из-под Ровно и говорить я начинал [у них же] на украинском, но почти всю остальную жизнь говорил на русском. Не говоря уже о том, что довольно долго вообще работал в Москве. То есть если «безродным» я себя и не ощущаю, то космополитом — вполне. Только фигня всё это. Мой «космополитизм» — всего лишь признание примата общечеловеческого над национальным. 

Так вот... В рамках моего биологического образования и программистского стиля мышления, нация — всего лишь форма существования популяции Homo sapiens. Поскольку этот самый Homo — определённо стайный вид, то ощущать себя частью стаи (и быть враждебным к стаям другим) — совершенно естественная для него манера поведения. Всё остальное — «надстройка». Хотя и чрезвычайно причудливая, подчас. И с чего же это такая естественная особенность Homo в XXI-м веке становится поводом для войны?

Категория «нация», надо сказать, совсем не древняя. И уж точно более молодая, чем категория «государство». Странно: воюют государства, а в качестве повода для претензий сплошь и рядом используются различия национальные. С чего бы? Уж если так нужен повод, то различия конфессиональные или идеологические мне лично кажутся более подходящими. Государство-то ведь совсем не обязательно бывает национальным. Уж русским-то это должно быть хорошо известно. В Российской Империи русского было в разные времена совсем не много (а иногда: и совсем мало), но не может же РФ признаться, что говоря «Россия», она имеет в виду вовсе не национальное государство, а империю? По той простой причине, что «империалисты-то — ну, никак не мы», время империй определённо в прошлом, а национальные государства — преимущественная форма существования оных, по крайней мере, в Европе. Вот и приходится имперские устремления прятать за националистической риторикой. 

Национальное государство, кстати, преимущественная, но отнюдь не единственная форма существования государства. Вот уже много веков самое стабильное государство Европы — Швейцарская конфедерация. Конфедерацией являются и США, кстати. Т.е. это империи себя изжили, а конфедерации — отнюдь. Видимо есть что-то очень заманчивое в том, чтобы жить по одним правилам, в одном объединении, оставив своё «национальное» исключительно для личного потребления.  Только к РФ это не относится. Мало того, что налицо именно имперский синдром с его «титульной нацией» и неизменным авторитаризмом, так ещё и история так сложилась, что практически гарантирует становление социопата с признаками идиотизма во главе империи. Прямое следствие «страны рабов»: лидерство может быть  результатом дворцовых интриг или выбором «рабов», но результат будет один и тот же. В интригах победит самый беспринципный и подлый, а «рабы» выберут придурковатого популиста (прикидывается он или действительно дурак — время покажет, но хорошего точно не будет).

России невозможно что-либо посоветовать: 140 миллионов, способных существовать только в рамках авторитарного государства, обречены быть его  рабами. А дальше процесс вероятностный: как скоро новоявленный император втравит «свои» 140 миллионов в очередную дурь (будь то построение коммунизма, борьба за мировое господство или просто война за «историческую справедливость») — только вопрос времени. Статистика беспощадна: из всех «самодержцев», кажется, только Диоклетиан добровольно оставил престол. Маловато для почти трёхтысячелетней истории современной цивилизации...

А теперь спрашивается: что соседям-то делать? То, что мы не хотим быть частью «взбесившейся бензоколонки», можно не обсуждать. Только совершенный дебил захочет жить в «стране победившего идиотизма» лишь на том основании, что говорит на одном с нею языке, имеет общее прошлое (часто: довольно незавидное, кстати), или связан с ней какими-то более или менее символическими родственными связями. Остаётся защищаться. И защищаться приходится коллективно. И ближайшее подходящее объединение — национальное государство. Так вот, когда речь заходит буквально о сохранении жизни, космополитизм умолкает. Президент переходит на украинский (как бы тяжело это ему не давалось), «русскоговорящий украинский националист» перестаёт быть «русскоговорящим» (но становится ещё более националистом), а китаянка, толкающая перед собой тележку с товаром на базаре кричит «обересно!» («обережно» — осторожно (укр.)).

Не так уж был не прав предыдущий президент (проигравший выборы президенту нынешнему), когда использовал слоган «Армія, мова, віра». Просто в сравнительно мирном 2019-м это было не очевидно. Ну что мне «армия», если я уж 7 лет как вышел из максимального призывного возраста? И что мне «мова», если я говорю на обеих, плюс английский? И что мне «віра», если я не терплю вмешательства церкви в свои отношения я Богом? ...Ан нет. Не объединимся — не спасёмся, перефразируя известную околоцерковную поговорку. Только покаяние зачтётся или нет — это Богу решать, а вот объединение — абсолютная необходимость.  

Так что в соответствии с предвыборным слоганом 5-го президента и идя навстречу президенту российскому: єднаймося! По признаку национальному, языковому или конфессиональному — без разницы. Не защитится Украина — не будет никаких признаков, по которым можно [или стоит] объединяться или расходиться. 

Слава Україні! Героям слава! Слава нації! Смерть ворогам!