суббота, 10 марта 2007 г.

В защиту мизантропии

За последнее время мне несколько раз случилось признаться в отсутствии любви к человечеству. И через раз я наблюдал некоторое замешательство собеседника. Как будто я в смертном грехе сознался. Мне это представляется несколько странным. Ниже следует попытка "выяснения отношений" по данному поводу.

Прежде всего, уточним, что речь не о наличии ненависти (тем более — с агрессивными проявлениями), а всего лишь об отсутствии любви. Ну, не люблю. Далеко не первый и не единственный такой, насколько мне известно. Скажем, так: логических предпосылок любить некое существо лишь на том основании, что оно принадлежит к одному со мной виду — не нахожу. Вид в целом — тем более.

Поскольку мизантропией называется как ненависть к человечеству, так и просто нелюбовь к людям, то, придерживаясь второй трактовки, могу считать мизантропом и себя.

И абсолютно ничего неестественного в этом не вижу. Цихлиды, вон, на время спаривания имеют специальные механизмы подавления агрессивности. Это ж надо: они так плохо переносят сородичей, что даже инстинкт продолжения рода вынужден прокладывать себе путь через эту непереносимость весьма причудливым образом. В сравнении с цихлидами я — ангел.

Внутривидовая агрессивность — вообще весьма распространённое явление. У приматов — в том числе. А я, пока, никого не убил (по крайней мере, непосредственно), да и желание такое испытываю не так уж часто. Просто: не люблю.

Ещё уточнение: не испытываю априорной любви. В особенности — к большим группам. Чем больше — тем меньше. И это, кстати, не мешает мне любить отдельных индивидов, число которых не так уж и невелико.

Признаться, даже с христианскими догматами конфликта особого не ощущаю. Право на жизнь — признаю, просто как-то особенно врезалось в память, что "никто не безгрешен, но только Бог — свят". Не я сказал. Я из этого только исхожу. Что же до эмоционального фона непосредственного общения, то почему бы мне и не испытывать большее удовольствие от контакта с собакой, чем с человеком? Возвращаясь к биологии, напомню, что симбиотитки относятся друг к другу много лучше, чем конкурирующие особи одного вида.

Нет, Homo Sapiens не принадлежит к цихлидам, согласен. Так и я не бросаюсь с кулаками на каждого незнакомца. Короче: пардон, но я, правда, не понимаю, почему кого-то так уж шокирует мизантропия.

Больше скажу. Частенько наблюдаю, как человек, "любящий" человечество (или: свой народ, или: своих соседей), испытывая время от времени вполне естественное ощущение неприязни к тем или иным индивидам или их группам, уж очень легко соглашается с проявлением агрессии в отношении оных. Наблюдаем логическую аберрацию: "если я так люблю всех, а этих — нет, то, не иначе, как они — уж совсем выродки!" Далее следует "Ату их!" и так далее. И невдомёк ему, что поиграй он накануне немного в футбол, а лучше проведи часик-другой в спарринге на ринге, так основания для "праведной" ненависти могли бы показаться значительно менее вескими.

Неприязнь и агрессивность по отношению к себе подобным человек испытывал, испытывает и будет испытывать впредь. Это — одна из неотъемлемых составляющих в комплексе инстинктивного поведения, отшлифованном десятками тысяч лет. Только технологии меняются быстро, а с букетом наших инстинктов нам "жить и жить". Неизвестно ещё, что раньше произойдёт: инстинкты сколько-нибудь заметно изменятся или вид прекратит существование. Но сейчас — не об этом. Сейчас — только о том, насколько хороши декларации о всеобщей любви, если учесть сказанное выше?

Как незаметно я, однако, от оправдания мизантропии перешёл к сомнениям в рациональности гуманизма... В планы это, в общем-то, не входило. Так, к слову. Хотя, что лучше для вида (нелюбовь ко всем при отсутствии выраженной агрессии к отдельным особям, или всеохватывающая любовь, сопровождаемая готовностью уничтожить соседа, иноверца, китайца) - та ещё дилема. А вот насколько мне удалось "оправдать" мизантропию — вопрос...

Комментариев нет: